ВВЕДЕНИЕ

Потому что участь сынов человеческих
и участь животных - участь одна:
как те умирают, так умирают и эти.
И одно дыхание у всех, и нет у человека
преимущества перед скотом, потому что все - суета!
Екклезиаст 3:19

Каждый день на свет появляются тысячи человеческих существ, и еще тысячи умирают. Порой этот мир представляется безбрежным океаном рождений и смертей. Животные, как и мы, пытаются удержаться на плаву, и как бы ни различались наши жизни, все мы приходим к одному концу. Люди и животные одинаково смертны, и в этом смысле абсолютно равны.

Конечно, человеческое существование отличается от существования в других формах жизни, и самое важное отличие состоит в жажде духовного знания. Стремление к Богу — вне зависимости от определенной религии — отделяет человека от животных. Едва ли какое-нибудь животное заглянет, к примеру, в эту книгу, хотя бы для беглого ознакомления.

Несмотря на расхождения в области учения и обрядов, все религии единогласно признают необходимость нравственных устоев и этических принципов. Эти устои и принципы неизбежно подразумевают вегетарианство и сострадание к животным. Данная книга имеет целью показать, что первые приверженцы основных мировых религий действительно предпочитали жизнь без мяса и зачастую пропагандировали вегетарианство.

Говорить о вегетарианстве и вероисповеданиях особенно трудно из-за религиозного лицемерия, которое нередко на одном дыхании проповедует братскую любовь и человекоубийство. Все верующие (и многие атеисты) ценят милосердие и сострадание, но мировые религии не слишком заботятся о поощрении этих качеств. Мы проявляем жестокость и нетерпимость по отношению к себе подобным, точно так же мы поступаем по отношению к животным. Кажется, что религия скорее разжигает насилие, чем искореняет его. Тому есть множество примеров: крестовые походы, инквизиция, бесконечная война католиков и протестантов в Северной Ирландии, извечная вражда между евреями и их исламскими соседями, распри индуистов и мусульман в послевоенной Индии и недавнее кровопролитие в результате стычек буддистов и индуистов Шри-Ланки (англ. издание книги вышло в 1997 г.- Ред.). Очевидно, милосердие и сострадание, к которым призывают большинство религий, обходят стороной не только животных, но и людей, принадлежащих к другим вероисповеданиям.

Налицо явная ошибка. В идеале набожность должна бы противостоять нетерпимости. Качества, составляющие цель всех центральных религиозных течений — любовь, милосердие, сострадание — традиционно превозносятся; ненависть, жестокость и предвзятость традиционно осуждаются. Такова теория. Но на практике все, как правило, происходит совершенно иначе. Как известно из истории, самые кровопролитные бои разыгрываются именно на почве веры. Это обстоятельство само по себе не уменьшает ценности религиозных организаций, но оно заставляет нас спросить, насколько последовательно такие институты претворяют в жизнь то, что проповедуют? Если те, на ком держится вера — духовные лидеры, философы, теологи и адепты,— заблуждаются в отношении людей, принадлежащих к другим вероисповеданиям, возможно, они заблуждаются и в отношении животных? Может быть, границы милосердия проводятся искусственно?

Сегодня эти границы очень заметны, но история древних религий представляет нам совершенно иную картину. Чем дальше мы углубляемся в историю вероисповеданий, тем больше видим уважения ко всем живым существам.

Вполне естественно, что вегетарианство играло заметную роль в почитании жизни в любых ее проявлениях. Скажем, мусульманство, самое молодое из крупнейших мировых вероисповеданий, возникшее 1300 лет назад, не считает вегетарианство идеалом. Христианство, которому 2000 лет, в отдельных случаях поддерживает отказ от мяса. В иудаизме, насчитывающем 4000 лет, есть сложившаяся традиция вегетарианства. Одна из старейших известных религий, индуистская, всячески его поддерживает. Буддизм и джайнизм, вышедшие из индуизма около 2500 лет назад, придерживаются принципов породившей их религии, часто еще более последовательно.

У этого правила есть исключения. Действительно, некоторые современные секты пропагандируют вегетарианский образ жизни. К примеру, адвентисты, квакеры и мормоны не едят мяса. Суфии являются исключением среди мусульман; бахаизм также поощряет растительную диету (хотя не накладывает строгого запрета на мясные продукты). Но несмотря на исключения, общее правило остается в силе: чем старше религия, тем ближе она к вегетарианству.

Для многих людей тот факт, что древнейшие вероисповедания тяготеют к растительной пище, кажется доказательством отсталости вегетарианского образа жизни; для них это — пережиток, говорящий о суеверии или невежестве. Для других древность вегетарианской традиции свидетельствует о ее особой значимости в религиозной мысли тех времен, когда чистота веры и доктрины еще не подвергалась позднейшим переосмыслениям, толкованиям и исправлениям.

Наиболее ранние формы вероисповеданий всецело принимают вегетарианство — если не на практике, то, по крайней мере, в Писаниях. В данном случае я понимаю Писание как те тексты, на которых изначально основывалась вера, в отличие от последующих толкований. Любое объяснение записанного учения — включая мое собственное — в каком-то смысле можно назвать «толкованием». Как бы то ни было, Писания сохраняют священную ценность для всех поколений верующих, вот почему особенно важно слышать в них именно то, что они говорят. В этой книге я стараюсь держаться как можно ближе к изначальному смыслу оригинальных текстов и ссылаюсь на первоисточники и их точные переводы на английский язык. В частности, все отрывки из Ветхого Завета сверены по «Полному иврито-английскому словарю» Рейбена Алкелея, а из Нового Завета — по «Греческо-английскому Новому Завету» Нестле.

Конечно, лишь очень немногие читают священные тексты таким способом. Верующим свойственно принимать то издание или тот перевод Писания, который предпочитает в данный момент их церковь. Большинство таких популярных изданий переведено недобросовестно или, по крайней мере, без понимания истинного значения текста. Отсюда проистекает серьезная философская и теологическая проблема. Значимость правильно донесенного Писания сравнима со значимостью инструкции по пользованию компьютером. Не нужно даже говорить о том, что к такой тонкой машине как компьютер, должно прилагаться специальное руководство. В сложном мире, где мы живем, Писания играют роль пособий, помогающих нам постигнуть универсальный закон и порядок. Более того, руководства, написанные людьми, несовершенны и нуждаются в поправках, тогда как законы, данные Богом, по определению неоспоримы и вечны и лишь немного различаются в зависимости от времени, места и обстоятельств. Таким образом, если возможно доказать, что священные тексты центральных мировых религий высказываются в поддержку вегетарианства, то данная книга может смело утверждать, что ни один из тех, кто хотя бы номинально причисляет себя к одному из вероисповеданий, не сумеет найти морального оправдания поглощению мяса.