«НЕ ВЕРОЙ ЕДИНОЙ»

Основной догмат всех христиан — искупление, совершенное Иисусом. В основе христианской доктрины лежит вера в спасение через Иисуса, а не подчинение своду особых законов и правил, как, например, Закон Моисеев (Ефес. 2:8). Крайне трудно найти христианского проповедника, который учил бы, что человеку можно или нельзя есть ту или иную пищу, или что доброе отношение к животным поможет спасению человеческой души. Это привело к одному из самых значительных расколов в христианской теологии: спору о вере и деяниях. Многие христиане считают, что веры в Иисуса достаточно для вхождения в Царство Божие, вне зависимости от добрых дел или морального и этичного поведения; другие думают, что для спасения необходимы и вера во Христа, и добрые дела. Мысль о том, что одной только веры достаточно для искупления, родилась в результате неправильно понятого соотношения между верой и поступками. Это недоразумение очень доступно объяснили преподобный Дж. Тодд Феррье из Ордена Креста и английский поборник вегетарианства преподобный В. А. Холмс-Гор 11.

И Феррье, и Холмс-Гор утверждают, что противопоставление веры и дел возникло тогда, когда средневековые христиане начали изучать послания св. Павла в отрыве от их исторического контекста. Павел проповедовал фарисеям и вообще тем, кто не верил, что милость Господня является искупительной силой. Потому, говоря с фарисеями, он особо отмечал значение веры. Библия, однако, говорит, что вера и дела одинаково важны. Как писал Иаков, «Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе» (Иак. 1 и 2). Поэтому, когда Павел говорит, что человеку дозволено есть все, чего он пожелает, включая мясо (1 Кор. 8:8), он лишь старается подчеркнуть важность веры.

Подробное изучение писаний Павла показывает: несмотря на то, что он уделяет особое внимание вере, в других текстах он также говорит о ценности праведных деяний, в том числе доброго отношения к животным. Фактически, Павел утверждает, что добрые дела даже важнее, чем вера (1 Кор. 13:13). Тем не менее, в наши дни христианские сообщества, горячо и охотно провозглашающие веру во Христа, не спешат следовать учению, которое может потребовать от них изменения образа жизни.

В этой связи преподобный Эндрю Линзи, капеллан Эссекского университета, заявил, что многие сторонники христианства пренебрегают своей обязанностью дела’ добрые дела, особенно по отношению к животным. В своей книге «Права животных: христианская оценка обращения человека с животными» он с сожалением констатирует: «Увы нельзя не признать, что христиане, католики и некатолики так и не смогли создать удовлетворительного морального учения касательно отношения к животным» 12.

Позднейшие учения можно интерпретировать по-разному, но ранние формы христианства (и многие иудейские секты в которых оно зародилось) проповедовали вегетарианство Их приверженцы понимали, что, при всей важности веры, надлежащие поступки — «деяния» — не менее важны. Поэтому они последовательно придерживались заповедей Писания. Неудивительно, что это отражалось на их питании и отношении к животным вообще. Назареяне, терапевты, эбиониты, гностики, и ессеи не ели мяса. Монтанисты, еще одна ветвь раннего христианства, воздерживались от мясной пищи так же как и Тертуллиан, один из первых отцов Церкви. Среди более ортодоксальных христиан, не одобрявших мясоедения, мы уже упомянули Иоанна Златоуста и Климента Александрийского, двух самых влиятельных мыслителей ранней Церкви.

Возможно, способнейший ученик Климента, Ориген (185—254. н. э.), один из самых плодовитых раннехристианских писателей, высказал верную мысль о тех, кто поддерживает мясоедение: «Я думаю, что люди стали приносить в жертву животных потому, что им понадобился предлог для вкушения плоти» (Stromata, «О жертвоприношениях», кн. VII) 13.

Позднейшие разновидности христианства также поддерживали вегетарианство. Эллен Г. Уайт, одна из основательниц церкви адвентистов, была убежденной вегетарианкой так же, как Дж. Уэсли, основоположник методизма. Сильвестр Грэхем, пресвитерианский священник, знаменитый своими «хлебцами Грэхема», пропагандировал отказ от мяса, а Уильям Меткалф, пастор Библейской Христианской Церкви Англии, написал книгу под названием «Воздержание от мяса животных» (1829 г.). Эта работа считается первой книгой о вегетарианстве, изданной в США.

Траппистский, бенедиктинский и картезианский ордена Римской Католической Церкви и другие христианские организации, как, например, Универсальное христианское гностическое движение и Братство розенкрейцеров, отстаивают вегетарианство, даже если их приверженцы не проявляют особого постоянства в этом отношении. Сегодня существуют две крупные христианские группы, которые упорно стремятся доказать важность отказа от мясной пищи для современных христиан: Католическое общество изучения и защиты животных и Общество христианской помощи животным и людям.

Несмотря на то, что Второй Ватиканский Вселенский Собор Католической Церкви, проведенный в 1965 году, ослабил монастырский устав касательно мясной пищи, особенно для монахов траппистского ордена, большинство траппистов все еще придерживается изначального вегетарианского устава. И хотя многие утверждают, что св. Франциск не был последовательным вегетарианцем, большинство монахов-францисканцев не едят мяса, вероятно потому, что св. Франциск — покровитель животных, и потому, что он открыто высказывал свою любовь ко всякой Божьей твари.

Современный бенедиктинский монах, брат Дэви Стейндл-Раст, считает, что, хотя библейская традиция позволяет различные толкования касательно отношения чело века к животным, Жития святых доказывают необходимость всеобъемлющего сострадания. Брат Дэвид говори «К несчастью, христиане внесли свою лепту в эксплуатации: окружающей среды и жестокое обращение с животными. Иногда они даже пытаются оправдать свои преступления, используя отрывки из Библии, вырванные из общего кон текста, но истинные принципы религии нужно изучать на примере святых... Различные животные в христианском искусстве символизируют разных святых. Св. Менас обычно изображается с двумя верблюдами, св. Ульрих — с крысой, св. Бригитта — с утками и гусями, св. Бенедикт — с вороном список можно продолжать до бесконечности. Св. Губерт изображается с оленем, у которого между рогами распятие. По легенде, этот святой был охотником, но оставил свое жестокое ремесло после того, как внезапно увидел Христа в олене, которого собрался подстрелить» 14. Это красноречивый пример того, что божественное скрыто во всех созданиях. «В конце концов,— рассуждает брат Дэвид,— сам Христос зовется «агнцем Божиим»15. Иногда мы забываем, что любовь, к которой призывал Христос, должна быть всеобъемлющей, как отражение любви Господа ко всем Его творениям. Молитва Господу начинается (в оригинале) арамейскими словами awoon dwashmaya. Обычно это переводится как «Отче наш, сущий на Небесах»; но более точным переводом было бы «Отче наш общий, сущий на Небесах» 16. Арамейский оригинал утверждает, что Бог — отец всех живых существ во Вселенной, независимо от их биологического вида. Тем самым подразумевается, что христианская любовь объемлет все, и сколько любви ты отдашь окружающему миру, столько же даст тебе Господь. Для вегетарианцев также особо значимо то, что молитва продолжается словами «хлеб наш насущный даждь нам днесь».