ДУХОВНОЕ ВЕГЕТАРИАНСТВО

Даже если не принимать в расчет научные факты, существуют неотразимые духовные доводы в пользу вегетарианства. Вспомним для примера, что английское слово spiritual (духовный) идет от латинского spiritus, что означает «дыха¬ние», «энергия», или жизнь. Слово vegetarian (вегетариан¬ский) пришло из греческого vegetas, то есть «полный дыха¬ния и жизни». Даже этимология этих двух слов подтверждает их взаимосвязь.

Здесь же стоит упомянуть о том, что слова carnal (плот¬ский) и carnivorous (хищный, плотоядный) происходят от одного корня — латинского carnis, «плоть». Все религиозные Писания советуют верующим избегать плотского, а в биб¬лейской традиции все «плотское» недвусмысленно отнесено к телесному миру, противостоящему миру духа.

Впрочем, несмотря на живейший интерес к этимологии, автор этих строк полностью осознает ее ограниченность и/или возможность неправильного ее применения. Благона¬меренные вегетарианцы долгое время обвиняли мясную про¬мышленность в «словесных играх», утверждая, что те, кто наживается на этой отрасли, прикрывают мясные продукты невинными псевдоназваниями: pig (свинья) /pork (свинина), calf (теленок) /veal (телятина), cow (корова) /beef (говядина), sheep (овца) /mutton (баранина) и так далее. Но тут уж мясная промышленность ни при чем. Это произошло потому, что в средневековой Англии крестьяне по происхождению были англосаксами, а знать - норманно-французами. Хотя крестья¬не выращивали животных, мясо ели в основном аристократы.

Сложилось так, что крестьяне называли животных англосак¬сонскими словами — pig, calf, sheep и так далее, но аристокра¬ты — те, кто ел мясо — называли тех же животных их француз¬скими именами: роrc (свинья), veau (теленок), boeuf (бык или вол), mouton (баран). Постепенно эти слова приняли англий¬ское произношение, но различие между названиями этих жи¬вотных и названиями их мяса привычно закрепилось во всех англоязычных странах. Еще одним доказательством этой вер¬сии может служить то, что мясо тех животных, которые ред¬ко подавались на стол норманно-французской знати, напри¬мер, chicken (курица), turkey (индейка), rabbit (кролик), называется так же, как сами эти животные.

Связь между вегетарианством и религией, однако, идет дальше простой семантики и в конечном итоге касается са¬мой сущности религиозной истины. Например, все вероисповедания часто и вполне резонно утверждают, что Бог изна¬чально любит все Свои творения, к которым относятся не только человеческие существа, но и все остальные формы жизни. Если принять этот основной догмат, то из него следу¬ет, что ни одному живому существу не отказано в Господнем сострадании, и никакое убийство из прихоти не может быть оправдано. Эта теологическая основа вегетарианства осо¬бенно крепка в индуизме. На Западе ее придерживались древние евреи и даже древние греки, например, Диоген, Пи¬фагор, Сократ и Платон; они называли вегетарианство antikreophagy, или «антимясоедением».

Сострадание и любовь Господа ко всем Его творениям подсказывает нам еще одну, редко осознаваемую причину для вегетарианской диеты. Если учесть накопленные наукой дока¬зательства того, что исключение мяса из рациона улучшает здоровье, а его поедание сокращает срок жизни, разум гово¬рит нам, что Бог выбрал бы для Своих детей растительную пи¬щу. Разве Тот, Кто любит Свои творения, пожелал бы им ско¬рой кончины? Очевидно, нет. Напротив, Он должен был бы приложить все усилия, чтобы обеспечить им долгую жизнь. Действительно, во всех Писаниях Господь снова и снова пытается убедить Своих детей, что вегетарианская пища - единст¬венная приемлемая для них. Центральные религиозные тече¬ния — особенно на Западе — уделяют этой идее минимум вни¬мания. Тем не менее, мы намерены показать, что универсальная религиозная мысль отстаивает всеобъемлю¬щее сострадание и осуждает бездумное убийство живых су¬ществ как деяние, безбожное по своей сути.