Рабийа Сириянка

Среди выдающихся суфийских женщин-святых, которые достигли высокой стоянки на Пути, Рабийа Сириянка - одна из наиболее известных. Она была дочерью Исмаила Сирийского и женой Ахмада ибн Аби аль-Хавари, также известного как Абуль-Хасан или Маймун («Удачливый»), который пришёл из Дамаска и умер в 845 г. Он был сподвижником некоторых крупных мастеров своего времени, включая Абу Сулеймана Дарани (ум. в 830 г.), Софьяна Аийана, Марвана ибн Моавийа аль-Фаззари, Босра ибн-Асади и Аба Абдуллу аль-Набаджи. Брат аль-Хавари, Мавла ибн Аба аль-Хавари, был известен своим воздержанием и отрешенностью, а его сын Абдулла - своим аскетизмом (Ибн Джавзи, Сифат ас-сафват).

Рабийа была ревностной верующей и подвижницей. Она обладала обширными познаниями и неоспоримой боговдохновенной властью. Когда Рабийа предложила Ахмаду взять ее в жены, он и помыслить не мог, что этим поступком она желает единственно стать угодной Богу. И потому он отклонил ее просьбу, сказав, что полностью поглощён своими духовными отправлениями и не имеет возможности еще и уделять внимание женщинам.

Рабийа возразила, что она и сама исповедует самопогружённость и потому способна быть предупредительной по отношению к нему. «Мне также не случается испытывать физического влечения к мужчинам», - клятвенно заверила она. «Я также получила довольно большое наследство от своего мужа, которое мне бы хотелось пожертвовать вам и вашим исламским братьям. Я прибегаю к вашему посредству для того лишь, чтобы свершить сей благотворительный акт, а также свести знакомство с людьми достойного поведения и таким образом оказать себе вспомоществование в достижении Истины».

Ахмад стал настаивать на том, чтобы получить дозволение на женитьбу у шейха, и сказал:

- Мой мастер всегда запрещал мне жениться, ссылаясь на то, что нет никого из его женившихся сподвижников, которые бы в дальнейшем не отпали от него.

Тем не менее его мастер, услышав, что имя предполагаемой невесты Ахмада - Рабийа, дал своё согласие и благословил семейную пару, сказав:

- Она - совершенная святая Господа: слова её - чеканка искренности.

После этого Ахмад женился на ней, а позднее взял еще трех жён.

В своем Сифат ас-сафват Ибн Джавзи подчеркивает, что, в отличие от Рабии из Басры, жену Ахмада Аби Хавари звали Рабийя, а не Рабия. И действительно, большинство историков путают Рабию из Басры с Рабийей Сирийской, и потому приписывают истории и рассказы об одной из них - другой, и наоборот. Во всяком случае, нет сомнения, что Рабийа Сирийская была женой Ахмада ибн Аби аль-Хавари. В таком случае те истории, которые именно Ахмад рассказывает о Рабийи, надлежит относить к его супруге.



ИСТОРИИ О РАБИЙИ СИРИЙСКОЙ



1.

Со слов Ахмада ибн Аби аль-Хавари передают, что однажды Рабийа, приготовив пищу, попросила:

- О Господин, вкуси еды сей, ибо когда я готовила её, то возносила хвалу Господу.



2.

Ахмад также рассказывает: «Однажды Рабийа попросила, чтобы убрали таз, который стоял возле нее: «На его боку я явственно вижу, что управитель верных, Гарун ар-Рашид, умер». Мы запомнили ее слова, и выяснилось, что он умер именно в тот самый день».



3.

- Рабийа претерпевала различные мистические состояния (ахваль), - передает Ахмад. - Иногда преобладала любовь (эшк) и добротолюбие (мохаббат), иногда благоговейный страх (хауф).

Застигнутая Любовью, она могла воскликнуть:



Ах Любовь моя! Нет никого, подобного Ему.

Ничему иному нет места в моём сердце.

О Друг мой, утаиваемый от меня,

Сокрытый от моих глаз, незримый -

И всё же никогда не оставляющий сердца моего!



В состоянии близости (онс) Рабийа обычно произносила:

В сердце своём я утвердила тебя

Как Друга, с которым могла бы собеседовать.

Тело своё я предложила тому,

Кто пожелал быть рядом со мной.

Тело это подходит, как я вижу,

Для сидения рядышком,

Но о моем сердце заботится

лишь возлюбленный моего сердца.



Исполнившись страха (хауф), она признавалась:



Стенать ли о скудости пропитания

Или о кратковечности отпущенного?

Достигну ли когда-нибудь Истинной Цели?

Пропитание моё - на исходе.

Накажешь ли меня огнём,

О Последняя Цель всего желаемого?

В ней - и основание моего страха,

И источник всех моих упований.



4.

- Моя любовь к тебе, - непрестанно увещевала Рабийа мужа своего, - лишь сестринская. Я не испытываю любви к тебе как к супругу.



5.

Ахмад рассказывает, как однажды он обратился к Рабийи, но она не отвечала. Часом позже она сказала ему:

- Сердце моё столь было восхищено Богом, что не была я способна отвечать тебе.

6.

По свидетельству Ахмада Рабийа как-то сказала:

- Я всегда осознавала, о брат, что когда слуга истинно пребывает в непрестанном преданном повиновении Богу (таат), Тот показывает ему недостатки в его поведении и Сам печётся о нём, будучи попечителем всего сотворённого.



7.

Ахмад рассказывает: «Однажды, творя молитвы во время ночного бдения, я отметил, что никогда не видел никого, сохраняющего столь сосредоточенное осознавание в течение целой ночи, как она. Рабийа ответила:

- Да славится Господь! Не говори подобного этому. Я встаю на молитву, когда слышу призыв к молитве.

Ахмад также рассказывал, что однажды, в то время как он ужинал, Рабийа призвала его на всенощное бдение. В ответ он попросил ее уйти, чтобы он мог спокойно поесть. На это Рабийа сказала:

- Только ты и я не принадлежим к тем, кто утрачивает аппетит, когда поминает (зикр) мир иной.



8.

Каждую ночь Рабийа очищала себя, представала перед мужем и спрашивала:

- Имеешь ли какую нужду во мне?

Если тот отвечал утвердительно, она исполняла требуемое, затем уходила, совершала омовение и пребывала до утра в молитве.



9.

- У Рабийи было семь тысяч дирхемов. - Ахмед добавляет, - и всё она истратила на меня.



10.

- Я не держусь религиозных представлений (хелаль), утесняющих тебя, меня или кого-либо, - сказала Рабийа своему мужу. - И потому ты свободен избрать себе другую женщину.

Ахмад рассказывает, что с того времени он взял еще трех жён, в то время как Рабийа продолжала готовить для него и настаивала на том, чтобы делить пищу на всех.



11.

Ахмад рассказывал: «Когда бы я ни пытался в течение дня добиться близости с нею, Рабийа умоляла меня, во имя Господне, не нарушать её воздержания. Ночью, когда бы я ни пытался взять её, она молила меня дозволить ей ночью полностью принадлежать Богу».



12.

Однажды Рабийа призналась Ахмаду: «Никогда не слышалось мне призыва на молитву без того, чтобы ему не вторили трубы Судного Дня, никогда не смотрела я на падающий снег без того, чтобы не вспомнить шелест страниц книги прегрешений тех, кто будет судим по Воскрешении. Никогда я не смотрела на полёт саранчи без того, чтобы не вспомнить о Судном Дне».



13.

Ахмад рассказывает: «Я преисполнялся страхом и благоговением всякий раз, когда бросал взгляд на лицо Рабии. Сердце моё трепетало, когда бы я ни видел её. Даже когда со своими сподвижниками мы говорили о воздействии кругового зикра, я никогда не испытывал подобного рода благоговейного страха».



14.

Ахмад рассказывает, что как-то нечаянно услышал жалобу Рабийи: «Я скуплюсь давать своему нафсу вкусную еду и огорчаюсь, когда замечаю, что мои руки полнеют».



15.

- Я часто спрашивал Рабийю, соблюдает она воздержание или нет, - говорит Ахмад. - Обычно она отвечала: «Женщины, подобные мне, в миру никогда не прерывают своего воздержания».



16.

- Как-то Рабийа дала мне пять дирхемов, - говорит Ахмад, - и сказала мне: «Возьми эти деньги и присмотри для себя новую жену или купи рабыню, ибо мне надлежит блюсти себя в чистоте».



17.

- Однажды Рабийа приготовила еду для меня, - рассказывает Ахмад, - и говорит: «Сюда, молодожён! Кушай мясо - оно потребно тебе».



18.

Абу Наим приводит следующее свидетельство Сари Сакати (ум. в 867 г.):

- Когда я добрался до Сирии, я пришел в мечеть и встретился с Ахмадом ибн Аби аль-Хавари. Пожелав ему мира, я молил его наставить меня.

- Что я могу сказать особого, - ответил он. - Сходи-ка ко мне домой, там найдёшь того, кто способен преподать тебе отменное наставление.

Покинув мечеть, я отправился на поиски дома аль-Хавари. По пути я встретил маленького монаха, который следовал за большим монахом.

- Отчего следуешь ты за этим человеком? - спросил я.

- Он мой врачеватель, он пользует меня лекарством, - ответил тот.

Когда услышал я его речь, нечто необъяснимое, превыше понимания, опустилось в моё сердце. Я нашёл дом аль-Хавари и постучался в дверь. Открыла женщина и препроводила меня во внутренний двор. Я рассказал ей о словах маленького монаха. Она заключила: - Я действительно хотела бы узнать, какое лекарство дарует тот монах, - для бодрствования или для утешения.

Когда я попросил яснее объяснить, что она подразумевала под этим, она пояснила:

- Под лекарством для бодрствования я подразумеваю уклонение от того, что Бог воспрещает. Под лекарством для утешения я понимаю довольствование Богом.

Её слова, Богом клянусь, никогда не оставляют моего сердца.

Согласно Ибн Джавзи (Сифат ас-сафват), Рабийа Сирийская умерла в 235/850 г., могила её находится на горе Олив в Иерусалиме. Себт Ибн Джавзи (внук Ибн Джавзи) указывает в Мерат аз-заман, что она умерла в 229/844 г.

По материалам sufism.ru